Собственноручный рисунок Н.В. Гоголя к последней сцене "Ревизора".Гоголь Н.В. "Ревизор".Гоголь Н.В. Рисунок к "Вечера на хуторе близ Диканьки"Николай Васильевич Гоголь - www.revizor.net, сайт о нём и его произведениях!

 НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

Гоголь в воспоминаниях современников
Галахов А.Д. - Из "Сороковых годов"

... Припомню несколько моих свиданий с Гоголем, Первое относится к тому времени, когда вслед за "Вечерами на хуторе близ Диканьки" явились "Арабески" и "Миргород". Автор их приехал в Москву 311, где у него уже было немало почитателей. В числе их, кроме Погодина и семейства Аксаковых, состоял и короткий их знакомый, А. О. Армфельд, профессор судебной медицины и в то же время инспектор классов в Николаевском сиротском институте, где я преподавал историю русской словесности. Он пригласил на обед близких знакомых, в том числе и меня, жаждавших лицезреть новое светило нашей литературы. Обедом не торопились, зная обычай Гоголя запаздывать, но потом, потеряв надежду на его прибытие, сели за стол. При втором блюде явился Гоголь, видимо смущенный, что заставил себя долго ждать. Он сидел серьезный и сдержанный, как будто дичился, встретив две-три незнакомые личности. Но когда зашла речь о повести Основьяненки (Квитки) "Пан Халявский", напечатанной в "Отечественных записках", тогда и он скромно вставил свое суждение. Соглашаясь с замечанием, что в главном лице (Халявском) есть преувеличения, доходящие до карикатуры, он старался, однакож, умалить этот недостаток. Может быть, я ошибаюсь, но мне казалось, что он в невыгодном отзыве о Квитке видел как бы косвенную похвалу себе, намерение возвеличить его собственный талант. Вообще он говорил очень умно и держал себя отлично, не в пример другим случаям.

Вторая встреча устроилась в том же доме. Хозяин (Армфельд) играл в карты с С. Т. Аксаковым, а Гоголь, обедавший с ними, спал на кровати. Проснувшись, он вышел из-под полога, и я был представлен ему, как искренний поклонник его таланта, знакомивший институток с его сочинениями, которые читались мною по вечерам в квартире начальницы, разумеется, с исключением некоторых мест, не подлежащих ведению девиц. Гоголь, бывший в хорошем расположении духа, протянул мне руку и сказал, смеясь: "Не слушайтесь вашего инспектора, читайте все сплошь и рядом, не пропускайте ничего". - "Как это можно? - возразил Армфельд. - Всему есть вес и мера". - "Да не все ли равно? Ведь дивчата прочтут же тайком, втихомолку".

Третий раз сошелся я с ним в Москве же, в книжной лавке Базунова, бывшей Ширяева. Он просил показать ему вышедшие в его отсутствие * литературные новинки. Базунов выложил на прилавок несколько книг, в том числе и новое издание моей "Русской хрестоматии", в трех книгах, из которых последняя, под названием "примечаний", заключала в себе биографические сведения о важнейших писателях и оценку их деятельности. Гоголь, разумеется, был превознесен выше облака ходячего, но и он польстил мне, когда в число отобранных им книг включил и мой учебник.

Четвертое и последнее свидание было во время летней вакации, не помню какого года. Краевский приехал на побывку в Москву и остановился у В. П. Боткина. Каждое утро я отправлялся к ним на чаепитие и веселую беседу. В один из таких визитов неожиданно является Гоголь, по возврате из чужих краев - каких именно, тоже не помню. Я несколько сконфузился, вспомнив мое письмо к нему, написанное по поводу предисловия его ко второму изданию первого тома "Мертвых душ" 312 и напечатанное в "Отечественных записках" 1847 года **. Гоголь, на мой взгляд, изменился: похудел, стал серьезнее, сдержанней, не выказывая никаких причуд или капризов, как это им делалось нередко в других более знакомых домах. Боткин предложил где бы нибудь сообща пообедать. Гоголь охотно согласился: чего же лучше, - прибавил он, - как не в гостинице Яра, близ Петровского парка? Таким образом, мы провели время вчетвером очень приятно благодаря прекрасной погоде и повеселевшему дорогому гостю ...

* Где он был перед этим временем, не припомню.

** Февраль, отдел критики, т. 50.

С этих пор и до самой его кончины мне не удалось с ним встречаться. В последний приезд его в Москву он жил в доме графа Толстого 313, его приятеля и одномысленника, где и заболел. Болезнь сначала казалась неважною; по крайней мере, никто не ожидал, что она окончится смертью. Многие навещались о его положении и узнавали, что он держит строгий пост, кушает только просфоры с красным вином, не принимает никаких лекарств. К этим причинам телесного расстройства присоединились внутренние, моральные влияния: отречение от прежней своей деятельности, дошедшее до намерения сжечь рукопись второго тома "Мертвых душ", пренебрежение жизнию, ничем необъяснимое самоистязание... короче, мрак и тайна облекали его судьбу. Неожиданная скоротечность гибели поразила его почитателей. На панихидах по нем возбуждались не одни горестные, но и мрачные чувства. Ходил слух, что незадолго до смерти Гоголя Шевырев на коленях умолял его принять лекарство. Гоголь, не отвечая, повернулся к нему спиной, а к стенке лицом. Тогда Шевырев не выдержал и громко сказал ему: "Упрямым хохлом ты жил, упрямым хохлом и умрешь".

Заключу двумя анекдотическими рассказами, слышанными от достоверных личностей.

Самые образованные семейства, жившие в Москве, интересовались нашим великим юмористом, ценили его талант и входили с ним в близкие отношения. Таковы были семейства С. Т. Аксакова и А. П. Елагиной, матери Киреевских, великой поклонницы немецкой поэзии. В один из своих визитов Гоголь застал ее за книгой. "Что вы читаете?" - спросил он. "Балладу Шиллера "Кассандра". - "Ах, прочтите мне что-нибудь, я так люблю этого автора". - "С удовольствием", - и Гоголь внимательно выслушал "Жалобу Цереры" и "Торжество победителей". Вскоре после того он уехал за границу, где и пробыл не малое время. Возвратясь, он явился к Елагиной и застал ее опять за Шиллером. Выслушав рассказ о его путешествии и заграничной жизни, она обращается к нему с предложением прочесть что-нибудь из Шиллера: "Ведь вы так любите его". - "Кто? я? Господь с вами, Авдотья Петровна: да я ни бельмеса не знаю по-немецки; ваше чтение будет не в коня корм" ...

А вот второй пассаж, рассказанный мне Щепкиным, нашим гениальным комиком, боготворившим автора "Ревизора". Гоголь жил у Погодина, занимаясь, как он говорил, вторым томом "Мертвых душ". Щепкин почти ежедневно отправлялся на беседу с ним (ведь они оба были хохлы). Раз, - говорит он, - прихожу к нему и вижу, что он сидит за письменным столом такой веселый. - "Как ваше здравие? Заметно, что вы в хорошем расположении духа". - "Ты угадал; поздравь меня: кончил работу". Щепкин от удовольствия чуть не пустился впляс и на все лады начал поздравлять автора. Прощаясь, Гоголь спрашивает Щепкина: "Ты где сегодня обедаешь?" - "У Аксаковых". - "Прекрасно: и я там же". Когда они сошлись в доме Аксакова, Щепкин, перед обедом, обращаясь к присутствовавшим, говорит: "Поздравьте Николая Васильевича". - "С чем?" - "Он кончил вторую часть "Мертвых душ". Гоголь вдруг вскакивает: "Что за вздор! от кого ты это слышал?" - Щепкин пришел в изумление: "Да от вас самих; сегодня утром вы мне сказали". - "Что ты, любезный, перекрестись: ты, верно, белены объелся или видел во сне"314...

Примечания

Алексей Дмитриевич Галахов (1807-1892) - критик, историк литературы и педагог; автор популярных в свое время учебных пособий: "Русской хрестоматии" (1842), выдержавшей тридцать изданий, "Истории русской словесности древней и новой" (г. I - Спб. 1863, т II-Спб. 1875), переиздававшейся тринадцать раз; в 40-е гг. сотрудничал в руководимом Белинским критическом отделе "Отечественных записок", ни в какой степени не разделяя, однако, революционно-демократических убеждений великого критика. Занимая в эту пору позицию буржуазного либерала, Галахов в 50-е гг. перешел в лагерь писателей, боровшихся против "Современника" и революционных демократов.

Воспоминания "Сороковые годы" написаны незадолго до смерти автора. В них рассказывается о встречах с различными деятелями 40-х гг.: В. Г. Белинским, И. С. Тургеневым, Н. В. Гоголем и др. Мы даем извлечение из этих воспоминаний, непосредственно относящееся к Гоголю ("Исторический вестник", 1892, No 2, стр. 403- 406).

311 Первый приезд Гоголя в Москву после выхода "Арабесок" и "Миргорода" относится к началу мая 1835 г. Но, как явствует из дальнейшего, поскольку предметом обсуждения была повесть Г. Ф. Квитки-Основьяненки "Пан Халявский" (впервые появилась в "Отечественных записках", 1839, No 6-7; отдельное издание - Спб. 1840), речь очевидно идет о встрече, которая состоялась после приезда Гоголя в Москву из-за границы. День приезда - 26 сентября 1839 г.

Установить точную хронологию других встреч Галахова с Гоголем, списываемых ниже, не представляется возможным.

312 Второе издание "Мертвых душ" вышло в 1846 г, со специальным предисловием автора. Это предисловие было сурово оценено Белинским за его проповеднический тон и фальшивую позу христианского смирения, в какой предстал здесь Гоголь ("Современник", 1847, No 1). В февральской книжке "Отечественных записок" за 1847 г. (Критика, стр. 77-82) появилось открытое письмо Гоголю, написанное А. Д. Галаховым и подписанное псевдонимом "Сто - один". В легковесно-фельетонной манере Галахов вышучивал предисловие Гоголя ко второму изданию "Мертвых душ".

313 Этот "последний приезд" Гоголя в Москву состоялся 14 октября 1848 г. Писатель жил два с лишним месяца у Погодина, а в конце декабря того же года переехал на квартиру А. П. Толстого.

314 Гоголь не любил делать предметом публичного обсуждения свои творческие планы и произведения, работу над которыми считал незавершенной.

© 2006 Сайт посвящён творчеству Н.В. Гоголя
Rambler's Top100